Еремин: Тяжелая атлетика в России может исчезнуть

Манчини: Футболисты Зенита боролись до конца в матче ЛЕ с Русенборгом

Масса ушел, дав шанс Квяту

Сергей Базаревич: тренер-настройщик

После провалов 2013 и 2015 годов, когда российские баскетболисты выбывали из борьбы на ЧЕ уже после первой, групповой стадии, нынешнее первенство континента, естественно, признано успешным. Впечатление немного смазали два поражения на финише, но полуфинал есть полуфинал.

63 В СТАМБУЛЕ

Из девяти стамбульских матчей команда Базаревича выиграла шесть, уступив только по-настоящему звездным соперникам — Латвии, Сербии и Испании. Причем с латышами наши полностью доминировали в первой половине игры, после чего с треском провалили вторую.

Победы тоже получились разными. Бельгийцев с британцами сборная одолела «на ленивом классе». С турками устроила полнейший хаос с кучей потерь и «выплыла» на последних секундах благодаря трехочковому Алексея Шведа (это единственный матч, где россиянам явно сопутствовала удача). Сербов в группе наши обыграли солидно, в «полифонической» борьбе. Как и греков в четвертьфинале. Наконец, разгром, учиненный хорватам в 1/8, получился великолепным — как для команды в целом, так и для Шведа в частности. Такая вот общая картина.

Когда россияне вышли в полуфинал, даже возникло иллюзорное дежавюиз золотого ЧЕ-2007 — мол, мы, как и 10 лет назад, от игры к игре становимся все круче и можем дойти докуда угодно. Увы, воплотить этот оптимизм в реальность сумел другой неожиданный полуфиналист — сборная Словении. А наши все-таки уперлись в сербско-испанский «потолок» из записных фаворитов чемпионата.

СРАВНИВАТЬ НАДО НЕ С БЛАТТОМ, А С ЕРЕМИНЫМ

Сборную Базаревича чаще сравнивают с ее ближайшими предшественницами — Евгения Пашутина, Василия Карасева и Дэвида Блатта. Но это, по-моему, не имеет особого смысла. У Карасева с Пашутиным было слишком много проблем с «отказниками» до чемпионатов и с конфликтами в команде по ходу турниров (собственно, потому оба и провалились). АБлатт, наоборот, был так хорош, что на его фоне любому не поздоровится.

Базаревич как бы попал в здоровенную «дыру» — между полным «дном» и сияющим Эверестом. Тут сопоставления просто ни к чему, и так все понятно. Затос началом «нулевых» годов его работу сравнивать можно и нужно. Пусть это было достаточно давно, но это было похоже. Неясные шансы, четвертьфинал — рубикон и так далее.

Если кто-то думает, что 1015 лет назад, при Еремине, Елевиче и Бабкове все было беспросветно, то это чушь. Отдельные матчи сборная выдавала о-го-го какие: 2001 год — «+25» с Грецией, 2003-й — «+15» с Сербией, 2005-й — «+26» с Италией! Просто все это было в группе. А потом, в плей-офф наши благополучно «сдувались». Из года в год.

Соответственно, две заслуги Базаревича: первая — собрал практически всех, кого хотел (исключая травму Сергея Карасева), вторая — сделал команду, которую хватило не только на группу, но и на начало плей-офф. Это, уж поверьте моему опыту, совсем немало. Точно заслуживает уважения.

«ПТИЦА-ГОВОРУН»

Теперь — по тренерской манере, которая у Базаревича — не вполне обычная: Он почти никогда не кричит (имеется в виду не процесс ведения игры из-за боковой линии, когда совсем не орать, конечно, невозможно, а тайм-ауты и прочее общение с игроками «вплотную») — и при этом никогда не молчит. Этакая «Птица-Говорун», отличающаяся, как известно, умом и сообразительностью.

Скажем, выходит команда в августе на товарищеский матч с поляками в Гамбурге и начинает валять откровенного дурака. Базаревич в тайм-ауте: «Слушайте, мы на какое-то первенство города играем?» Хотя говорит спокойно (по крайней мере внешне), без всякого повышения тона. На игроков тирада не шибко действует, матч в итоге проигран. Но — только товарищеский. А тренер, чуть позже, в интервью — и тоже «на голубом глазу»: «Надеюсь, больше мне таких тайм-аутов проводить не придется».

Каких «таких»?! Любой Джорджевич уже давно обкричал бы своих с головы до ног.

У’либерала Базаревича — по-другому. Слишком «ласково»? Неправильно? Х-м, мы ж с вами по результату судим, не так ли? А он, как ни крути, налицо.

Тактических вариантов у него — миллион. Любой степени сложности. Но он знает, что в реальной игре эти варианты не гарантируют ничего. Включая как бы отработанные.

Самое важное тут: восприимчивость. Из «совка» мы вроде помним: тренер должен всегда все знать лучше всех — и тренер всегда прав. Однако Базаревич в курсе, что это — полная фикция. Ивдобавок — что важно — не боится в своемнепонимании признаваться.

После матча за бронзу: «Возможно, я переборщил с мотивационной речью. Хотел раскрепостить игроков, а в результате сбил их с толку».

После четвертьфинала с Грецией: «А я правда опять выпустил на последних секундах травмированного Кулагина? Как-то не заметил».

После «хаотической лотереи» с турками в первом матче чемпионата: «Какой “сюрприз”? Мы знали, что они поломают нам игру, и они нам ее поломали. Да, все это не выглядело красиво, но красиво оно выглядеть и не могло».

БЕЗУСЛОВНО ОСТАВИТЬ

Согласитесь, далеко не каждый тренер будет говорить с журналистами так… А, кстати, — как?

Откровенно? Отчасти — да, хотя, разумеется, не до конца.

Умно? Это тоже есть, но никакой нарочитой премудрости в его словах при этом не слышно. Просто Базаревич не лезет за словом в карман, как и положено коренному москвичу.

Я вам скажу «как»: он говорит честно! И не столько с нами, сколько сам с собой. Это подкупает. Человек взялся за сложную работу и все время сомневается: так я сделал — или не так я сделал? Словно настройщик, что несколько часов исследует хороший рояль. Вы ему уже давным-давно заплатили, вам уже пора срочно уходить, а он, зануда, все сидит и сидит. Тюкает по клавишам, прислушивается, корчит гримасы за стеклами очков, подтягивает туда-сюда струны — и снова тюкает. Явно ловя от происходящего определенный кайф. Хотя и дергается, и устает, конечно.

От такого настройщика отказываться глупо. Он и мертвого замучает, и безразличного уговорит. А амбиций у Базаревича -уверяю, вагон и немаленькая тележка. Ему только 52. И первая встреча с президентом РФБ Андреем Кириленко по поводу нового контракта со сборной должна состояться как раз сегодня вечером…

Первое в своей жизни баскетбольное интервью я брал как раз у него. Летом 1993 года, в аэропорту «Шереметьево», после того, как сборная России вернулась с первого в своей постсоветской истории чемпионата Европы. Этот чемпионат наши должны были выигрывать, но не выиграли: отдали финал немцам в Мюнхене последним броском.

Хотя у сборной России еще оставалось три секунды на атаку, которая завершилась промахом. И которую, как сказал мне тогда нарочито сдержанным (опять!) тоном Базаревич, почему-то завершал не он.