Черчесов проведет эксперимент в Химках

Шарапова победила вторую ракетку мира Халеп на старте US Open

Заболотный: Сборная России получит огромный опыт в матчах с командами Испании и Аргентины

Олег Кузьмин: При Грасии в 'Рубине' я бы не остался

— В последнем матче с «Арсеналом» вас заменили из-за травмы еще в первом тайме. Что стряслось?

— Сильный ушиб в области колена не позволил продолжить игру.

— Кто удружил?

— Не помню. Да и какая разница? Момент-то игровой.

— Как сейчас самочувствие?

— Нога побаливает. В общей группе пока не тренируюсь (разговор состоялся в четверг вечером. — Прим."СЭ).

— Значит, участие в матче с ЦСКА под вопросом?

— К сожалению. Впрочем, надежда еще есть. Посмотрим, что скажут врачи.

— Специалисты уверяют: пусть с очками у «Рубина» негусто, зато с каждым туром команда прибавляет. У вас такое же ощущение?

— Да. Постепенно сыгрываемся, привыкаем к новой тактической схеме. Думаю, все понимают: «Рубину» нужно время.

— При Бердыеве ваши функции на поле изменились?

— Безусловно. Ведь теперь мы действуем в три центральных защитника.

— Вы-то как были фланговым, так и остались.

— Это правда. Но все равно тут есть отличия, маленькие нюансы. Честно говоря, при расстановке 442, которую «Рубин» использовал в последние годы, чувствовал себя комфортнее. Ничего, скоро адаптируюсь. Лишь бы здоровье не подводило.

— Сам Курбан Бекиевич хоть в чем-то изменился?

— С точки зрения работы — нет. Такой же требовательный, фанат своего дела, готов пахать 24 часа в сутки. А вот во время матча ведет себя более эмоционально. Раньше был сдержаннее. Но он и сам обронил в интервью, что за эти годы стал немножко другим.

— Что сказал вам при встрече?

— «Олег, я на тебя рассчитываю!».

— После чего новый контракт был подписан?

— Да. То, что «Рубин» не спешил его продлевать, меня не удивило. В такой ситуации клуб всегда ждет решения тренера.

— Были сомнения, что останетесь в Казани?

— До разговора с Бердыевым? Конечно. Все прояснилось только за день до вылета на первый сбор.

— Запасные варианты подобрать успели?

— Работу в премьер-лиге я бы точно нашел. Звали другие команды, но приоритетом для меня всегда был «Рубин». Я очень рад, что проведу здесь еще минимум сезон.

— Недавние перемены в клубе восприняли с облегчением?

— Скажем так — при Хави Грасии и прежнем руководстве я бы не остался. Просто не чувствовал особой заинтересованности с их стороны.

— Вы почти год не играли после травмы. Почему восстановление затянулось?

— С чего вы взяли? К тренировкам в общей группе приступил еще в январе. Колено не беспокоило, вкалывал наравне со всеми. Но Грасия делал ставку на других футболистов.

— Вам хоть что-то объяснял?

— Нет. А я не задавал вопросы. Ждал шанса, старался работать как можно лучше. В итоге матчей пять в концовке чемпионата все-таки зацепил.

— Почему у Грасии в Казани не пошло?

— Комплекс причин. В любом случае нельзя сваливать вину на одного человека. К провалу причастны все — и тренер, и руководство, и футболисты…

— Когда вы поняли, что результата не будет?

— Перед зимней паузой ничто не предвещало катастрофы. Да, не все ладилось, но игра команды вселяла оптимизм, ребята очень старались. Казалось, еще чуть-чуть — и прорвет. Однако после сборов стало только хуже.

— Грасия — тренер-то хороший, объективно?

— Плохого в испанскую лигу не позовут. Вон, у Эмери в «Спартаке» тоже не получилось. А потом с «Севильей» выиграл три Лиги Европы подряд. Не удивлюсь, если и Грасия где-нибудь на родине себя еще проявит. Но в России результата не было, это факт.

— Был в прошлом сезоне момент, когда вы, Рыжиков и Гекдениз вызвали на разговор легионеров. Общались через переводчика?

— Да. В любой команде время от времени такое случается. А из этого почему-то раздули бог знает что! Особенно смешно было читать, будто мы хотели кого-то в дубль отправить. — Прим."СТакие вопросы в компетенции тренера или президента клуба. А мы — наемные работники.

— Хоть какая-то польза от этой встречи была?

— Думаю, да. Команда стала более сплоченной. Если возникают претензии, всегда лучше высказать их друг другу в лицо. Ребята пересмотрели отношение к делу. Поняли, что нам небезразлична судьба клуба.

— Контракт с «Рубином» у вас до 30 июня 2018-го. Есть понимание, что дальше?

— Не люблю загадывать. Живу сегодняшним днем. Уверен в одном: будут силы и здоровье — еще поиграю.