Цепная реакция. Неймар может сорвать сделку Спартака по Луану

Невероятный Кокорин! Зенит всё-таки выбил Утрехт

Тарпищев: Шарапова покажет хороший результат на US Open лишь в случае удачной жеребьевки

Как Сочи помог Парижу и Лос-Анджелесу

Впервые членам МОК не пришлось даже голосовать, так как эти города были единственными кандидатами.

Момент, когда бывший президент МОК Жак Рогге открыл конверт и достал табличку с напечатанными буквами SOCHI, стал одним из самых знаковых для отечественного спорта. Даже самые опытные члены заявки «Сочи-2014» признавались впоследствии, что до последних секунд не были уверены в победе.

В случае с Парижем и Лос-Анджелесом все было иначе. После презентаций Томас Бах пригласил на сцену мэров обоих городов и без всяких выборов и подсчетов голосов поздравил их с победой. Трехстороннее соглашение уже было подписано заранее, оставалось его только ратифицировать. Все было так буднично, словно речь шла о каком-нибудь контракте на поставки инвентаря, а не о будущих Олимпиадах.

Что же это было в Лиме: начало конца олимпийского движения, или все-таки абсолютно верное антикризисное решение?

Соломоново решение МОК: ОИ-2024 примет Париж, ОИ-2028 - Лос-Анджелес

НЕЛЬЗЯ В ОГОНЬ ПОДЛИВАТЬ БЕНЗИН

Как ни странно, но в безальтернативном выборе Парижа и Лос-Анджелеса во многом «виноват» Сочи. Олимпийские игры 2014 года получились не только яркими, но и крайне дорогостоящими. По официальным данным, на создание инфраструктуры и строительство объектов были потрачены 37,5 миллиардов евро. Это и понятно: в Сочи почти все создавалось с нуля. Тем не менее, цифра напугала многих потенциальных кандидатов на будущие Игры. Пойти на подобные вложения в мире, кроме России, готовы считанные страны. По уровню организации и по масштабу инвестиций Сочи задрал планку так высоко, что допрыгнуть до нее теперь крайне сложно.

Томас Бах неоднократно повторял, что не хотел бы превращения Олимпиады в крайне дорогостоящий и громоздкий проект. Тем не менее, именно к этому все стремительно и шло. Даже просто подача заявки стоит городу и стране огромных организационных и финансовых издержек. При этом никто не гарантирует, что заявка окажется успешной. Например, тот же Париж претендовал на право принять Игры уже трижды. И если бы попытка оказалась неудачной и в этот раз, власти Франции точно бы отказались от этой затеи. В конце концов, стоимость неудачных заявок стала уже сравнима со стоимостью организации Олимпиады.

Предыдущая Олимпиада в Рио-де-Жанейро стала для МОК фиаско. В борьбе за право принять Игры Рио победил очень внушительных соперников — Чикаго, Мадрид и Токио. Но за семь лет, прошедших с того момента, в стране сменилась власть и разгорелся кризис. Объекты строились с большим опозданием и не по изначальным планам. Форс-мажор, стремление сэкономить на всем в сочетании с бразильской безалаберностью привели к многочисленным казусам. Игры в Рио запомнятся цветущей водой в бассейне, вечной стройкой и вирусом Зика.

Собственно, это и заставило МОК изменить политику. Экзотика и расширение географии — это, конечно, здорово, но в разумных пределах. Еще одной такой Олимпиады, как бразильская, быть не должно. Когда стало ясно, что на следующие летние Игры 2024 года претендуют Париж и Лос-Анджелес, это казалось беспроигрышным вариантом. Крупные города, где большинство объектов уже построены, с огромным опытом проведения спортивных соревнований. Нет никаких сомнений, что там-то Олимпиада пройдет на самом высоком уровне.

Тройная победа: Париж и Лос-Анджелес вновь стали олимпийскими столицами

Было только одно «но». В случае поражения, Париж бы наверняка сошел с дистанции и на Игры-2028 претендовать не стал. А терять этот город Томасу Баху очень не хотелось. Плюс коррупционный скандал вокруг выборов Рио, в котором оказались замешаны сразу несколько членов МОК… Устраивать в такой ситуации новые выборы, да еще между столь сильными кандидатами, значило подлить в пожар бензина, вместо того, чтобы попытаться его потушить. Так Бах и пришел к мысли, что стоит пойти на беспрецедентное решение и выборы вовсе отменить. В конце концов, в июле он созвал внеочередную сессию, которая и узаконила это решение.

В конце концов, МОК — независимая общественная организация. Ну и что, что ранее его главный закон, Олимпийская хартия, не предусматривала, чтобы право проведения Олимпиады давали на 11 лет вперед (!), да еще на безальтернативной основе? Собираем сессию, пересматриваем Хартию, и все становится вполне законно. Жаль, что Бах и его иностранные коллеги ничего не слышали про российкую поговорку «закон, что дышло…».

БЮРОКРАТЫ ПРОТИВ ХИПСТЕРОВ

Глобально, надо признать, решение отдать две Олимпиады Парижу и Лос-Анджелесу скорее принесет пользу олимпийскому движению, чем вред. До сих пор ни один другой кандидат на Игры-2028 не заявил о себе, и бог знает, были бы они в принципе. МОК же теперь имеет крайне стабильную ситуацию, где Олимпиады расписаны на 11 лет вперед. К ним можно спокойно готовиться, будучи гарантированно защищенными от различных предвыборных скандалов и связанных с этим интриг.

Хотя сам процесс «победы» Парижа и Лос-Анджелеса в Лиме получился довольно забавным. Оба города, как и положено, представили презентации о своей заявке. Только если раньше презентация могла стать решающим фактором и ее репетировали месяцами, в этот раз напрягаться не было смысла. «Бюрократы из Парижа» рассказывали, как их город целое столетие ждал возвращения Олимпиады. «Хипстеры из Лос-Анджелеса» много говорили об эмоциях, единстве, духе олимпизма и тому подобных пафосных вещах.

— Возможно, это как раз то, что заставляет Томаса Баха вставать из кровати по утрам. Но остальному миру все это мало интересно, — подметили коллеги из портала Inside the Games.

Бубка: Выбор Парижа и Лос-Анджелеса столицами ОИ является важным и умным решением

Каждый уходящий со сцены спикер долго и тепло приветствовал следующего. В целом, если судить по трансляции, в каждой из заявок первые лица больше обнимались, чем говорили по существу. Об «огромном» интересе к происходящему, в частности, в США, как нельзя лучше сказало количество местных журналистов. До Лимы доехали целых два СМИ — новостное агентство AP и New York Times. Причем последних, очевидно, новости о российском допинге будут интересовать не меньше, чем выборы столицы Игр. А вот, например, представителей Los Angeles Times в Перу не было. Действительно, что там делать, если все решено заранее?

ХОРОШИЙ ВЫБОР ДЛЯ РОССИИ

Что касается России, хочется надеяться, что уж к 2024 году все последствия допинговой смуты останутся позади, и мы не будем перед каждыми Играми трястись в ожидании, допустят нас туда или нет.

Париж — прекрасное место для потенциальных российских побед. Туда удобно добираться, не надо думать о временной и климатической адаптации. Большинство наших спортсменов в этом городе регулярно выступают и прекрасно знакомы со спортивными объектами. Наверняка будет прекрасная организация, и бразильский кошмар с многочасовыми поездками на автобусе не повторится. Вряд ли будет аномально жарко, то есть нивелируется преимущество более привычных к таким условиям африканцев.

До Лос-Анджелеса-2028 еще слишком далеко, чтобы загадывать всерьез. Будущие участники этих Игр сейчас только делают в спорте первые шаги. Но и там все должно быть ярко и празднично. Главное, повторимся, туда добраться без скандалов, бойкотов и прочих неприятностей.