Церемония старта тура кубка мира по футболу состоится 9 сентября в Лужниках

Песков: Россия будет рада приветствовать среди гостей ЧМ-2018 бывших глав ФИФА и УЕФА

МОК готов покрыть расходы КНДР на снаряжение спортсменов для Игр-2018

Игорь Захаркин: Не думаю, что в тандеме с Быковым я был гораздо сильнее

«ЮГРУ» СОБРАЛИ ПО ОСТАТОЧНОМУ ПРИНЦИПУ

— Сейчас в интернете полно цитат ваших «друзей». Вот Евгений Зимин считает, что вы снова провалили всю работу, и теперь никогда не будете главным тренером.
— Хорошо, что я не читаю Евгения Зимина.

— На что вы рассчитывали, когда шли в малобюджетную «Югру»? Даже попадание в плей-офф стало бы чудом.
— Это правда. Но я всегда думал, что самоотдача хоккеистов, хорошая функциональная подготовленность, следование плану — вот три основных вещи, за счет которых можно построить успешную игру.

— Функционалка была в порядке?
— Я думаю, да. Это показывают все матчи. «Югра» не проваливала периоды, часто играла на равных с соперником.

— Плану следовали?
— В целом — да. Хотя я перестраивал игру команды. Она раньше действовала в оборонительном стиле, а мне хотелось видеть современную манеру — конструктивный хоккей, который ты ведешь первым номером. Агрессивная игра под воротами соперника, больше голевых моментов. Быстрый переход из обороны в атаку, умение защищаться, короткие смены. Это не всегда получалось у «Югры», но требовалось время.

— Вы говорили, что в «Салавате Юлаеве» вам не давали нужных игроков, и был кадровый голод. А в «Югре»?
— Так нельзя ставить вопрос. Вы сами сказали, что возможности «Югры» ограничены. Находили тех, кого могли взять. Кто мог решить наши задачи. Но не все игроки, кому было оказано доверие, вышли на необходимый уровень и показали устраивающий хоккей.

Наша команда формировалась по остаточному принципу. Лучших игроков взяли в сильные клубы КХЛ. Их тех, кто остался, была собрана «Югра».

«НЕ ХВАТИЛО ОДНОЙ ПОБЕДЫ»

— Почему вы так мало шансов дали молодежи?
— Сейчас по регламенту можно играть ребятам 19971998 годов. Кто это в «Югре»? Например, форвард Павел Шэн, защитники Дмитрий Юшкевич и Кирилл Меляков. Но мы увидели, что не все хоккеисты справляются. И что, поднимать молодых? А каких?

Искусственно омолодить команду — это глупый ход. Тем более когда идет серия из поражений. 1995 год — уже не молодежь, они должны решать исходы матчей. Так и получилось: вот Павел Варфоломеев — наш главный бомбардир.

— Почему не Максим Пестушко?
— Знаете, «Югра» имела пять равнозначных звеньев. Мы видели так — два первых звена по мастерству и опыту должны составлять ударную силу, зарабатывать очки. Этого не произошло.

И наоборот — звенья, где выступали Андрей Анкудинов, Константин Майоров, Сергей Купцов, Артем Булянский, Даниил Ильин, на которых мы рассчитывали в смысле, что они будут играть в сдерживающий хоккей, вдруг начали забивать голы. А ведущие хоккеисты не справились с бременем лидерства. Не набирали очки, низкая реализация в большинстве. Посмотрите их показатель полезности.

— Домашний матч со СКА (1:9) получился ужасным — не для «Югры». Он показал, какой разрыв в классе между двумя командами одной лиги. А у вас не возникло чувство стыда?
— Я считаю, что полтора периода шла равная смотрибельная игра с обоюдоострыми моментами. Но разница в том, что СКА почти всегда использует свои шансы. Это лидер чемпионата, уверенно набирающий очки. Игроки тоже на взлете. А когда есть уверенность в себе, что ни бросок — то гол. У нас же парень выходит «один в ноль» — и не забивает. Вот разница. А реализуй «Югра» свои моменты, не факт, что СКА легко бы победил.

— Не затосковали по работе в классной команде? Вы со СКА брали Кубок Гагарина в 2015 году.
— Так нельзя говорить. Я трудился в «Югре» с душой и сердцем. Отдавал все, что мог. Весь мой штаб работал очень профессионально, с полной ответственностью и энергией. Но наши планы не смогли реализоваться из-за возможностей игроков, их подготовленности. Хотя это другая история.

Мы хотели, чтобы наши подопечные реализовали свой потенциал, чаще побеждали, перешли на другой уровень…

—  Не все из них выжали?
— Я вижу, что «Югра» начинает прибавлять. Мы близко подошли к тому, чтобы переломить ситуацию. Смысл работы — не в эпизодических победах, не в цеплянии очков. Идея была в том чтобы команда могла на равных сражаться с соперниками из КХЛ. Качество хоккея приличное — посмотрите последний матч с московским «Динамо». По многим показателям мы не уступили.

— Но проиграли 2:3.
— Не хватило буквально одного выигрыша, чтобы сломать психологический барьер, совершить прорыв. Уверенность к хоккеистам приходит с победами.

«СОХРАНИТЬ КОМАНДУ В КХЛ ЕЩЕ МОЖНО»

— Вы подписали договор с командой, которая в следующем году покинет КХЛ.
— Контракт был на один год.

— «Югра» имеет шанс задержаться в лиге?
— Да, если все люди вокруг команды будут работать энергично, добросовестно, целенаправленно. Важны совместные усилия, чтобы выполнить все восемь пунктов рейтинга КХЛ.

— Бюджет маленький, посещаемость плохая, результата нет, Захаркин ушел. Вы ведь считались человеком, который сможет изменить судьбу «Югры». И не только с точки зрения пиара.
— Да-да, понимаю. Этот чемпионат — особенный. Времени на раскачку нет. Три клуба стоят на вылет. Поэтому все начали с места в карьер, и с первого же дня в КХЛ пошла ожесточенная борьба.

Но нам были нужны не один, а два-три месяца игровой практики, чтобы сделать «Югру» конкурентоспособной. Хотя бы так.

— Вы приходили в раздевалку и говорили хоккеистам: «Понимаете, что в случае вылета многие из вас не вернутся в КХЛ?»
— Это правда, я так говорил. И сейчас считаю так — очень мало игроков из нынешнего состава найдут работу в КХЛ.

— Как с вами распрощались?
— После матча с «Динамо» руководством был задан вопрос: «Что делаем дальше? Почему мы сыграли плохо?» А я считал, что мы сыграли совсем неплохо. Да, мы уступили. У меня есть своя версия, почему. У них — своя. И эти версии разошлись.

— И вы сами написали бумагу об уходе?
— В такой ситуации не надо лезть ва-банк. Нужно думать о зрителях, об игроках. Да и у меня были личные причины, которые надо решить.

«ХОЧУ РАБОТАТЬ ДАЛЬШЕ»

— Что дальше?
— В субботу лечу в Москву. Сейчас сидим на чемоданах, я разговариваю с помощниками. Мы убеждены, что нигде не допустили грубые ошибки. Нам не в чем себя упрекнуть.

— Вы же работаете преподавателем в академии «Ак Барса».
— Да, теперь есть время на встречу со студентами. Еще буду читать лекции. Всегда любопытно поделиться опытом, который ты пережил. В целом, с учетом предсезонки, мы проработали в «Югре» три месяца. Интересно проводили тренировки, нашли новые подходы в работе. В творческом смысле мы получили богатый опыт, и он еще пригодится.

— Два сценария, что будет с Игорем Захаркиным. Первый — вы уезжаете в свою европейскую резиденцию, где ведете тихий образ жизни. Так уже было с вами лет пять назад. Второй — возглавляете еще какой-нибудь клуб КХЛ. Что лучше?
— Второе. Если нам поступит такое предложение, мы его примем. У нас много энергии, желания и идей. А о скепсисе недоброжелателей забудем.

— Мы — это штаб: вы, Николай Борщевский, Евгений Хвостов, Алексей Селиверстов?
— Мы — я рассматриваю нас как команду, которая может решать самые высокие задачи. Мы в этом уверены.

— Реально ли, что однажды вы воссоединитесь с Вячеславом Быковым?
— Все возможно.

— В теории. А на практике?
— Так и вы задали гипотетический вопрос. Если будет такое предложение, да и возможности — то его нужно рассматривать.

— Что вам сказал Быков после ухода из «Югры»?
— Мы с ним в пятницу поговорили. Слава спросил, что произошло. Я рассказал ему то же, что вам. Только больше подробностей, профессиональных деталей.

— Согласны, что Захаркин в тандеме с Быковым был гораздо сильнее?
— Я так не думаю. Тут разный подбор игроков, другие возможности. Нужно много составляющих, чтобы быть успешным. Можем ли мы выбирать нужных игроков? Как доверяет руководство, есть ли контакт? Многое должно сойтись.